пʼятниця, 6 лютого 2015 р.

Городная в годы войны

Г.Ф.Вечорко
Полесский государственный университет
г. Пинск, Республика Беларусь

  Общеизвестным историческим фактом является то, что в деревне Городная Столинского района во время Великой Отечественной войны располагался немецкий военный гарнизон, а в 1943-1944 годах проходила линия фронта наступавшей Красной армии. С южной стороны села, по возвышенным местам до сих пор остались следы немецкой линии окопов. А чуть дальше, в лесу, напротив и вдоль немецкой линии обороны можно при желании и сейчас найти следы окопов и землянок Красной армии.
Поскольку Городная  была занята немцами, а отец автора этих строк Вечорко Фома Ильич находился в действующей Красной армии, то дед Шпудейко Иван Артёмович вместе с женой Анастасией, дочерью Ольгой и внуками Григорием и Иваном вынуждены были уйти в беженцы. Скитались вместе с другими семьями по лесам, болотам и глухим хуторам Зареченского района Ровенской области.
 Когда возвращались из беженцев, Городная уже горела, а в южной стене дома зияла дыра от попавшего в хату снаряда.Не нашли наши беженцы и домашнего скарба, пожитков, которые перед уходом были закопаны в земле. Надо сказать, что кроме закопанного в земле, ещё в начале войны оккупационные власти забрали у деда корову, шесть овец, десять голов домашней птицы, зерно, картофель, другие овощи, фураж. Пострадала также хата, другие надворные постройки. Вместе с пропавшим полотном, кожаной курткой и сапогами – «общий ущерб, нанесённый действиями немецко-фашистских захватчиков и их сообщниками гражданину Шпудейко Ивану Артёмовичу, жителю деревни Городное, Столинского района составил 46310 рублей».  Это заключение из акта, составленного после ухода немцев  на стандартном бланке, подписанного специальной комиссией и свидетелями. Документ удивительным образом сохранился в архиве, где его и разыскал А.Ф.Вечорко[1]. Правда, из этого акта не ясно, кто конкретно в нашем случае был грабителем. Под «сообщниками» можно понимать, как и румын или мадяр, которые квартировались в дедовой хате, так и местных пособников, а также и тех, что бродили по ближайшим окрестностям под разными политическими лозунгами.
Вот что пишет в своих воспоминаниях бывший ОУНовец Фёдор Кондрат, выходец из городенских галицыян (Галицыя или Галычына, включающая и высокогорную Гуцульщину, – это в основном территория нынешней Ивано-Франковской области), закончивший, по его словам, семь классов Городнянской школы и учившийся затем в Столине; отец которого был офицером австрийской армии и воевал после революции под командованием Петлюры:
«З того всього у перші місяці Другоі світовоі війни на Поліссі зібралося найбільше різного зброду і збройних формацій: німці, поліцаі Мельника, бульбівці, бандерівці, польскі партизани-костюшківці, червоны партизани – Банди Гуденка, Місюры, а также «чапаівці», собуровці, федоровці, ковпаківці. … У місті Городно комендантом поліціі був поляк Ігнаць Матюг, а допомогав йому брат Мар’ян. Воны выслідили, що я в ОУН, и організували на мене напад міських хлопців. На щастя, я був не один, ще й допомогли хлопці з села Бутів, і ми перемогли. Але мене арештувала поліція. Поліцаі били мене, однак я вирвався і втік через вікно.” [2, с.6-7].
  Особенно досталось во время войны городенцам, которые жили на лесных хуторах,  вдоль границы с Украиной, и которые, вольно или невольно, имели контакты с «лесными братьями». Многое могли бы рассказать жители тогдашней, оккупированной немцами Городной, но кто-то из них погиб на месте,  кто-то ушёл с отступавшими гитлеровцами, кому-то пришлось отбывать 10 лет в сталинских лагерях по принципу «кто не с нами, тот против нас», а многие просто состарились и спокойно отошли в мир иной. А наша мать вспоминала, с какой тайной радостью однажды забилось у неё сердце, когда в хату к беженцам зашли незнакомые люди, и когда у одного под плащ-палаткой она заметила красную звёздочку. То были советские военные разведчики. То был проблеск надежды на возвращение мужа.
Так что здесь для исследователей-историковещё точно «конь не валялся». Другое дело, что время для конкретно-документальных публикаций на эту тему, наверное, ещё не наступило. Наверняка, ещё живы некоторые свидетели и участники тех событий. И такого рода публикации могли-бы навредить не только им, но также их детям, внукам.
И, тем не менее, как свидетельствуют документы Пинского зонального архива, в результате гибели городенцев от рук фашистов, украинских и польских националистов, а также гибели на различных фронтах военных сражений, их численность значительно сократилась. Многие не вернулись домой из числа угнанных в Германию на принудительные работы. Согласно тем же архивным данным списки людей на отправку в Германию составлялись сельским старостой Полешко Павлом Герасимовичем. В его обязанности входила также реквизиция продовольствия и других материальных ценностей у населения Городной для нужд немецкой армии.
За время войны в Городной было разрушено 59 жилых зданий (не считая еврейских), 111 хозяйственных построек, уничтожено посевов зерновых на 61,5 га, реквизировано 895 голов скота. Вместе с уничтоженным домашним имуществом, продовольствием и другими запасами общий нанесённый ущерб в ценах 1945 года составил10 млн.913 тыс.125 рублей. Кроме этого Городная лишилась 550 га пахотных земель, других сельскохозяйственных и лесных угодий, которые находились в прифронтовой полосе.
Всю эту информацию узнал краеевед А.Ф.Вечорко из неопубликованных материалов Пинской областной комиссии содействия в работе Чрезвычайной Государтвенной комиссии по расследованию и установлению злодеяний немецко-фашистских захватчиков и учёта причинённого ими ущерба по Пинской области [3]. Интересна на этот счёт также информация об эсэсовской карательной операции «Припять», найденная в архивах местным краеведом А.Дубровским, и которая, по всей вероятности, относится и к Городной.
Эсэсовцы конного полка под командованием Густава Ломбарда, занимавшиеся по личному приказу Гимлера уничтожением на Полесье  евреев, партизан и всех, кто им содействовал (кодовое название операции  «Припять»). 

Дело в том, что перед началом Второй Мировой войны в Городной одновременно проживало достаточно много еврейских семей. По данным финансовых отчётов за 1937 год Высоцкой еврейской гмины, в которую входили городнянские евреи, взносы платили около 100 евреев, имевших своё ремесло, предпринимательское дело или бизнес. Это в основном были ремесленники и мелкие торговцы, преимущественно еврейская беднота. Среди них были кузнец, сапожник, портной, столяр, плотник, мельник, учитель, извозчик, поливник, резник и даже владельцы небольших гостиниц (ночлежные дома Куртача и Недведя по улице 3 Мая).
  Но случилось так, что согласно нацистскому идеалу человека гитлеровской Германии все евреи повсеместно подверглись расовому геноциду, то есть беспощадному истреблению. «При этом, - как пишет Л.Л.Макарова, - расовое превосходство обосновывалось через категорию «избранность», по мнению Гитлера, безусловно характеризующей арийцев, но неправомерно узурпированную евреями. Еврей как противоположность арийца представлял угрозу самому существованию арийской расы, поскольку стремился достичь полного господства над миром при помощи неявной – в частности, финансовой власти» [4]. По этой причине во время войны в Городной, как и в Пинске, и в Столине, и в других местах, было организовано немцами еврейское гетто.
  Согласно информации сайта Столинского еврейского общества «Мост» в Городной в первые годы войны было расстреляно 653 еврея: «В июне 1941 г., после переписи еврейского населения в д. Городная, за деревней около еврейского кладбища коллаборационистами были расстреляны 53 еврея. Это были мужчины старше 14 лет. В июле 1942 года в гетто д. Городная были расстреляны 200 женщин, детей и стариков, остальные 400 евреев были расстреляны в 3-х километрах от д. Городная по направлению дороги в Теребежов, в урочище «Подраличе» [5]. Остаётся только добавить, что на месте бывшего еврейского кладбища в Городной сейчас находится колхозная баня, а на месте расстрела и захоронения евреев из городнянского гетто установлен памятный знак.
                                     
Памятный знак на месте расстрела и захоронения евреев из Городнянского гетто
Фото А.Язубца

  Во время фронтового противостояния советские войска обстреливали Городную из артиллерийских орудий. Один из этих снарядов и попал в южную стену дедовой хаты. А затем, в марте 1944 года, была решительная попытка взять Городную путём массированной атаки. Но немцы вместе с мадярами встретили наступающих сильным артиллерийским, танковым, миномётным и пулемётным огнём. В результате, открытая на то время местность на подступах к Городной была усеяна телами убитых советских солдат. Эти тела, временно присыпанные землёй, после войны собирала специально созданная комиссия, чтобы захоронить в братской могиле в центре села, где в настоящее время стоит обелиск как знак вечной памяти погибшим советским воинам.

Здесь, на плите из чёрного мрамора высечены фамилии: Лейтенанты: Клыков М.П., Чугунов М.Я.. Старшины: Скоморин М.И.. Сержанты: Бапмагиев Н., Белан И.М., Бришан А.Л., Дворниченко А., Иволга А.Е., Калашницын В., Ленев Н.П., Маковецкий В., Нестеренко А.П., Подуражный В., Раскатов П.Ф., Рудь Н.В., Савельев И.Е., Фролов И.А., Хруш М.Д.,  Штэпа И.Р.. Рядовые: Авраменко М., Алиев М., Ананченко М.З., Базил Д.М., Белик Д.Д., Бурак Г.Е., Ведута К.В., Вишняк М.А., ВишняковА.В., Волков П.Ф., Волох П.Г., Генеев З.Г., Гарченко Е.Р., Герасименко А., Герасименко В., Гнотко Н.И., Дмитров М.Ф., Дудка И.В., Дурибаев Н., Каменчук А.Д., Карпенко Ф.В., Колесан Д.Д., Кононок П.П., Кулеш Г.А., Куриленко Г.А., Литвинов Т.И., Маренков Г.Е., Мариниченко А., Матвиенко Б.Д., Мезинцев И.И., Мостовой М.И., Нестеров Р.И., Очковский Л.Ф., Петров А.П., Пилиненко П.Ф., Пилипович С.В., Питель П.Г., Побиращенко А., Прожичин Д.К., Провоторов И.И., Саакян В.Г., Санько М.Г., Свиногонов Г., Севрюгин Н.С., Солошенко А.С., Стаценко К.Х., Степанюк А.Л., Тетерук А.Р., Урзагалиев Т., Фесюк П.В., Холденко Р.П., Цветаев А.П.
   Летом, в июле того же года немцы из Городной вынуждены были уйти под угрозой остаться в тылу стремительно наступавшей 61-ой общевойсковой армии под командованием генерал-полковника П.А.Белова, перед которой стояла задача при содействии Днепровской флотилии очистить от немцев южный берег Припяти на участке от Давид-Городка до Пинска. А, тем более, что южнее, одновременно в том же направлении - на Запад, наступала 13-ая армия под командованием генерал-полковника Н.П.Пухова.
Уйти немцам из Городной «помогли» и партизаны, подоспевшие из ближайших лесов Ровенской области. А один из погибших в это время партизан  – Климчук Александр Миронович (уроженец г.Столина) – был похоронен на Городнянском кладбище. Имя партизана Климчука носит теперь площадь в центре села, где в последние годы проходят праздничные митинги, ярмарки, международные пленэры мастеров гончарного дела, другие публичные мероприятия.
  Более конкретное представление о боях за освобождение Городной можно составить с учётом данных биографии Героя Советского Союза С.А.Черновского, которую недавно опубликовал в интернете Валерий Воробьёв. Данную информацию можно считать сенсационной и чрезвычайно важной для объективного освещения истории освобождения Городной от немецко-фашистских оккупантов. Дело в том, что разговоры на тему «освобождения» ходят разные, а в наших энциклопедиях эти события отражены весьма лаконично: «У Вял. Айч. вайну з ліп. 1941 да ліп. 1944 акупіравана ням.- фаш. захопнікамі. Вызвалена вайскамі 61-й арміі 1-га Бел. фронту ў ходзе наступлення на баранавіцка-брэсцкім напрамку» [6]. И на этом всё.
А теперь внимательно прочитаем воспоминания С.А. Черновского: «В марте 1944 года 12 гвардейскую стрелковую дивизию (61-ой армии – Г.В.) по железной дороге перебросили в район посёлка Дубровица Ровенской области. Её подразделениям предстояло разгромить гитлеровцев в белорусском Полесье в районе посёлка Столин в междуречье Стыра и Горыни и отбросить его за реку Припять. При удачном развитии обстановки планировалось овладеть городом Пинск.
  18 марта 1944 года 37-й гвардейский стрелковый полк и 2-й батальон 29-го гвардейского стрелкового полка перешли в наступление на деревню Городно. Не сумев взять опорный пункт врага в лоб, гвардейцы решили его обойти. На следующий день они были уже в 3 км севернее Городно, где оседлали шоссе Пинск-Столин и перехватили два обоза ничего не подозревавших гитлеровцев, при этом рота Черновского уничтожила 14 гитлеровцев. Но остальные полки так и не смогли с юга взять Городно, и гитлеровцы ополчились против советского отряда, зашедшего им в тыл и оказавшегося в окружении.
  20 марта 1944 года крупные силы гитлеровцев подошли к гати в 4 км северо-западнее Городно (середина гребли по дороге на Колодное – Г.В.), где оборонялась рота Черновского. 5 часов гвардейцы вели неравный бой у единственной гати через топкое болото. Несколько раз дело доходило до рукопашной, и враг так и не смог преодолеть гать. Небольшой группе гитлеровцев удалось перебраться по болоту в северную часть рощи, и в бою с этой группой гвардии старший лейтенант Черновский получил тяжелейшие ранения (заметим, что этому командиру было неполных 23 года – Г.В.). Его роте пришлось отойти в расположение 37-го полка, где в это время враг с другого направления штурмовал командный пункт полка. Рота раненого Черновского помогла отразить этот натиск.
   А в ночь на 21 марта уцелевшие в боях чуть более 150 советских бойцов предприняли выход из окружения через болото Морочно окружным путём. Ледяная корка даже под тяжестью одного человека проламывалась. Бойцы шли по колено, а иногда и по пояс  в ледяной воде. Ночью отряд преодолел около 6 км болота и вышел в район расположения дивизии. Черновского и других тяжело раненых бойцы роты несли поочерёдно и всё-таки вынесли к своим. Комроты немедленно был отправлен в госпиталь» [7]. Подробности биографии Героя Советского Союза С.А.Черновского, а также информацию о месте его захоронения можно узнать по указанному электронному адресу.

Герой Советского Союза Сергей Акимович Черновский.
Похоронен в Москве на Кузьминском кладбище. 

  Имеется и местная информация на этот счёт, согласно которой Щука, живший на лесном хуторе в районе расположения советских войск, взялся провести на ту же Колоднянскую греблю отряд советских солдат. А накануне предупредил об этом немцев, которые встретили и уничтожили наших солдат. Щуку за его предательство казнили партизаны, повесив на его собственном хуторе в урочище Клечаньское. Хатнище Щуки давно заросло лесом, а недобрая память о нём осталась.
  Полностью разрушенную и сгоревшую центральную часть села  застал и отец, вернувшийся с войны в 1946 году. К горькому сожалению, он не застал в живых ни свою мать, ни свою тёщу, ни своего сына Григория, который умер от кори 8 мая 1945 года, за один день до подписания  Германией, уже без Гитлера, протокола о полной и безоговорочной капитуляции в Берлине. Во время войны пропала также и  Городнянская икона Божьей матери – Влахернскаяазвание которой происходит от местности Влахерны, недалеко от Константинополя, где в стенах храма в те давние, средневековые времена произошло явление верующим Божьей Матери. Городнянская икона Богородицы имела корону, что, по мнению А.Ф.Вечорко, свидетельствует о её особом признании, почитании за её целебную и чудотворную силу. 


Бесследно утраченная во время войны Городнянская икона Божьей матери –Влахернская

и восстановленная в постсоветское время Городнянская православная
Свято-Николаевская церковь.

  Официально считается, что центральную часть села, уходя, спалили немцы, они же и взорвали кирпичную церковь. Церковь, вероятно, взорвали из-за того, чтобы та не досталась нашим как наблюдательно-огневая точка. Именно так немцы сами использовали её высокую колокольню, где постоянно находился их пулемётчик. А также из-за того, чтобы в наши руки не попали ихние боеприпасы, которые, вероятно, хранились в самой церкви. По странным обстоятельствам часть этих мин и снарядов остались не взорванными, и были обнаружены в 60-ых годах в ходе разбора развалин церкви для нужд местного колхоза. Это наводит на мысль о том, что церковь могла быть разрушена артиллерийским огнём советских орудий при попытке штурмом взять Городную, когда один из тех снарядов попал и в дедову хату.
  Найденные под развалинами церкви немецкие снаряды и мины при моей памяти военные специалисты вывозили далеко за деревню и там подрывали. До сих пор помнятся эти тревожно-зловещие раскаты взрывов и те оставшиеся толовые шашки, которые мы находили на уроках трудового обучения при разборе церковных фундаментов для строительства колхозного коровника. А на песчаных подступах к Городной, где разыгралась кровавая драма по её освобождению, ещё долго оставалось море больших и мелких осколков, стабилизаторов (хвостовиков) от немецких мин и т.п., которые мы собирали в качестве металлолома. В немецких и советских окопах послевоенные подростки находили множество патронов, гранат, пустых гильз от снарядов, от патронов, от сигнальных ракет и тому подобное. А найденные большие, метровые гильзы от снарядов к артиллерийским орудиям сообразительные городенцы использовали в самых различных хозяйственных целях.
Литература:
1. Вечорко, Ф.И.Записки западнобелорусского полешука /Ф.И.Вечорко // Автор предисл., примеч., послесл. и редактор Г.Ф. Вечорко. – Пинск, ПолесГУ, 2012 – 196 с
2. Кондрат, Ф. Ми стали волі на сторожі./Ф.Кондрат – Івано-Франківськ: Лилея-НВ, 2002. -112с.
3. Пинский зональный архив. Фонд 118. Опись 1, дело 125.
4. Макарова, Л.Л. Нацистская концепция человека и методы её реализаци / Л.Л.Макарова // Человек.- 2003.- № 3.- С. 93-98.
5. Столинское еврейское общество «Мост». - [электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.stolinmost.narod.ru. – Дата доступа: 12.10.2011.
6. Энцыклапедыя гісторыі Беларусі: У 6 т. / Рэдкал.: Б.У.Сачанка (Гал. рэд.) і інш.; Маст.Э.Э.Жакевіч.- Мінск: БелЭн, 1994.-2т.
7. Патриотический интернет проект «Герои Страны»: С.А.Черновский -[электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.warheroes.ru.- Дата доступа: 15.11.2012.


Об авторе

Вечорко Георгий Фомич - доцент кафедры гуманитарных наук, философии и права Полесского государственного университета. Кандидат педагогических наук по специальности "Теория и история педагогики". Работал учителем в школе, методистом Центральной станции юных техников в Минске, методистом отдела образования Пинского горисполкома, заместителем директора Пинского  межшкольного учебно-производственного комбината, преподавателем психолого-педагогических дисциплин Пинского индустриально-педагогического колледжа, заведующим кафедрой социально-гуманитарных дисциплин Пинского филиала БГЭУ. Автор ряда теоретических и учебно-методических работ в области психолого-педагогических наук, а также по истории д.Городная Столинского района, которая в давние времена была центром удельного княжества в междуречье Стыра и Горыни. Опубликовал воспоминания и размышления своего отца "Записки западнобелорусского полешука" (Пинск,ПолесГУ, 2012).

3 коментарі:

  1. Уважаемый Георгий Фомич, добрый день,

    Пишет Вам сотрудник Международного Исследовательского Института по Изучению Холокоста при Яд Вашем.
    Ваш адрес электронной почты мне дала Рита Марголина из Яд Вашем.
    Мои коллеги я работаем над проектом под название "Нерассказанные истории", в котором речь идет о местах массовых убийств евреев на территории бывшего СССР, по этой ссылке Вы можете ознакомиться уже готовой и размещенной в Интернете частью нашего проекта,
    http://www.yadvashem.org/untoldstories/database/homepage.asp

    В данный период я занимаюсь материалами, касающимися расстрелов евреев в Беларуском Полесье, в частности в Городне, а также памятниками жертвам этих расстрелов.
    Вашу статью, в комментарии к которй я обращаюсь к вам, я нашла пв списке источников к статье о гетто в Городной в Википедии

    https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%93%D0%B5%D1%82%D1%82%D0%BE_%D0%B2_%D0%93%D0%BE%D1%80%D0%BE%D0%B4%D0%BD%D0%BE%D0%B9

    В вашей статье размещена фотография памятника, очевидно нового, установленного после 2007 года в Городной, (с надписями на русском и на иврите), автор снимка - А. Язубец.

    Мы бы хотели разместить эту фотографию на сайте нашего проекта, поэтому просим вас помочь нам связаться с А.Язубцем, в случае если права на снимок принадлежат ему. Если вы являетесь обладателем прав на снимок, просим вашего любезного согласия на публикацию. В любом случае, как вы видите из подписей под фотографиями на нашем сайте, мы всегда указываем фамилию и имя и автора фотографии и того лица, с чьего согласия мы размещаем эту фотграфию на аншем сайте.
    Прошу вас связаться со мной по следующему адресу электорнной почты:
    yulia.milovidov@yadvashem.org.il

    Заранее признательна,

    Юлия Миловидов,

    Научно-Исследовательский Институт по Изучению Холокоста при Яд Вашем,
    Иерусалим,
    Израиль

    ВідповістиВидалити
    Відповіді
    1. Уважаемая Юлия! Фото разместил я, модератор этого блога. Фото Артура Язубца взято мною из открытого источника в социальной сети Вконтакте. Чтобы обсудить авторские права, свяжитесь, пожалуйста, с автором фото. Его страницы здесь: https://vk.com/idolmfdiez http://jazubec.com/

      Видалити
  2. Известны местные подручные "полицаи" и прочие пособники участвовавшие в расстрелах ?

    ВідповістиВидалити